Статьи → «Я верю в судьбу...»

«Домашняя энциклопедия» № 1 1999г.

Наша встреча с Сергеем Захаровым произошла летом прошлого года в Одессе на Международном фестивале искусств «Славянский базар». В концерте на открытии фестиваля Сергей пел: «Самое синее в мире — Черное море мое...» Одесситы буквально «заходились» от восторга. А потом звучали романсы, оперные арии — далеко не всякому артисту под силу столь разнообразный репертуар.

Я подошла к нему сразу после концерта, за кулисы, чтобы договориться об интервью. «Перво-наперво дама не должна быть без цветов», — улыбнулся Захаров, передавая мне огромный букет роз и визитку с телефоном. Но не так просто было застать его дома — гастроли, концерты, словом, жизнь на колесах. Однако фортуна все же улыбнулась мне.

— Давайте вспомним, что Вы — Народный артист России, обладатель шести премий международных фестивалей и конкурсов, у Вас на счету шесть компакт-дисков. Последний по времени выхода называется «О тебе и обо мне».

— Да, такой несколько домашний получился альбом. Кстати, песни для него написал замечательный автор Андрей Никольский.

— Автор современный, а вот Вас-то часто называют «артистом вне времени»

— Здесь виноват не я, а мой зритель, вместе с которым я расту, живу, старею. Если бы я начал подстраиваться под современную моду, наверное, потерял бы его, не найдя нового. Поэтому моя стезя одна — вместе с моим зрителем, до конца моих дней.

— Но давайте вернемся к началу Вашей творческой карьеры. Вы учились в Москве в Гнесинском институте и... пели в ресторане?

— Да, мое самолюбие тешило, что ресторан был едва ли не самым крупным в Европе. В ресторане «Арбат» я подрабатывал вечерами. Там-то меня и услышал кто-то из эстрадного оркестра Леонида Утесова. Пригласили на работу. Будучи студентом, я проработал в коллективе месяца два, а потом меня «украл» Илья Рахлин и увез в Ленинград, в мюзик-холл. Так как выступления проходили на лучших площадках страны и мира, меня быстро заметили и стали посылать на международные фестивали и конкурсы, откуда я исправно привозил первые премии. Вот почему я верю в судьбу.

— Вы собираете записи оперной музыки и знаете, вероятно, многие баритональные партии...

— Да, я знаю все баритональные партии, знаю практически всех баритонов всех времен и народов, но знать вовсе не значить петь. Пою лишь то, что «ложится» на мой голос: «Алеко», «Риголетто», «Демон», «Севильский цирюльник» и, наконец, «Евгений Онегин», премьера которого состоялась в минувшем году в Санкт-Петербурге. О Евгении Онегине я давно мечтал.

— А почему именно Онегин стал Вашей мечтой?

— Для меня Чайковский всегда был труден. А всякая трудность рождает во мне упрямство. Если мне удалось спеть Онегина таким, каким я его видел, то большей награды для меня и быть не могло. Что касается классики, тоя очень люблю романсы. Есть такой известный романс «Ночь светла». С него-то и началось мое знакомство с русским романсом.

Я всегда пою романсы в концертных программах и стараюсь расширять репертуар. Слушатели и в России, и за рубежом тепло встречают мое исполнение. Так было, скажем в Израиле, где мне довелось выступать уже дважды.

— Чему и кому Вы обязаны своим успехом?

— Мои родители очень добрые люди. Они меня воспитали добрым и сентиментальным человеком. Отец еще жив, и я делаю для него все, что могу. А еще — книги. Я читаю с четырех с половиной лет, а начал знакомство с литературой со... Стивенсона. И конечно, с детства слушал Гмырю, Гуляева, Отса. А еще я бесконечно благодарен своей учительнице из Гнесинки Маргарите Осиповне Ланде.

— Сергей, говорят, Ваш загородный дом утопает в цветах?

— Да, это правда. На меня даже жена сердится, потому что у нее на участке есть делянка, где она проводит опыты. Так вот, я всегда наступаю на делянку своими цветами. Я очень люблю цветы, сам их выращиваю. Но люблю не рафинированные, садовые, а буйно растущие. Бывает, что на хорошо ухоженную землю просто разбрасываю семена. Из каждой гастрольной поездки привожу что-нибудь необычное. Из Канады, например, и привез адаптированные к нашим условиям клематисы. Они здорово разрослись, и мне, конечно, попало. А вообще-то на даче у меня хорошо. Летом там живет вся семья. Внучка с утра до вечера купается в озере.

— А сколько же ей лет?

— Шест, зовут ее Стася.

— Слыхала, Вы называете себя домоустроителем. Это как понимать?

— Тут свою роль, видимо, сыграло то обстоятельство, что мой отец был военным, а у военнослужащих, как известно, жизнь кочевая. Мы никогда не имели своего дома. Потому-то я с детства мечтал иметь его. И чтобы стоял он на собственном клочке земли, чтобы его обустраивать, чтобы сажать деревья и цветы, чтобы птички туда прилетали. Эта мечта сбылась. Дом такой у меня теперь есть, он стоит на опушке леса под Петербургом. С нами живут там собака Ваня и кошка Ксюша. Мы к ним относимся как к членам семьи. Каждое лето у нас гостит внучка, и все мы счастливы. Но на даче хорошо и зимой. Мы катаемся на лыжах, на санках.

Я — глава семьи, а потому — домоустроитель. Быть может, когда-нибудь мой портрет будет висеть на стене моего же дома. И кто-нибудь скажет: «А это наш дед, с него все и началось...»

Презентация новой книги о Рахманинове

27.11.2015
В конце прошлого месяца в концертном зале государственной российской библиотеки прошла презентация новой книги Людмилы Ковалевой (Огородновой). Работа называется «Рахманинов. Биография». Книгу напечатало издательство в Санкт-Петербурге «Вита Нова». Сама автор презентовала книгу и подарила ее библиотеке.

Как по-новому прочли «Три Мушкетера»

25.11.2015
В МХТ имени Чехова была представлена новая работа режиссера-экспериментатора Константина Боголова.

В Уфе вспоминали хиты Дунаевского

23.11.2015
Недавно в Уфе прошел гала-концерт, который организован проектом «Максим Дунаевский». Напомним, что данный проект существует уже более восьми лет. В этом году страна празднует 115-летие со дня рождения Исаака Дунаевского, а также 70-летие Максима Дунаевского. Известный композитор и автор популярных песен Максим Дунаевский сам исполнял произведения. Он играл и представлял публике своих близких друзей. Это молодые, но уже известные музыканты.