Статьи → «Престиж — химера, навязанная продавцом»

«Мурманский вестник» 13.04.2006

«Вы под защитой французской армии!» — так говорил бравый офицер очаровательной мадемуазель Нитуш в кинофильме «Небесные ласточки». И наверное, вся женская половина телевизионной аудитории в тот момент проникалась обаянием и бархатным баритоном этого красавца в военной форме, которого сыграл молодой Сергей Захаров в 1976 году.

Между прочим, офицерская выправка артисту досталась по наследству. Его отец, Георгий Михайлович, — полковник в отставке. Семья военнослужащего Захарова часто переезжала. 1 мая 1956 года на Украине, в Николаеве родился сын Сергей. Потом тринадцать лет прожили в казахстанском Байконуре. Здесь Сергей окончил школу, радиотехнический техникум. Отсюда ушел служить в армию, где стал ротным «запевалой», а затем участником ансамбля песни и пляски «Дружба» Дома Советской армии Среднеазиатского военного округа. В начале семидесятых годов Сергея досрочно демобилизовали и дали направление в музыкальное училище имени Гнесиных. Захаров поступил на отделение музыкальной комедии.

Во время учебы его пригласили работать в знаменитый оркестр Леонида Утесова. Спустя два года — в Ленинградский мюзик-холл. С переездом пришлось сменить и место учебы — музыкальное училище имени Римского-Корсакова, отделение «сольное пение».

В 1974 году в Болгарии состоялся международный конкурс «Золотой Орфей», на котором Сергей Захаров получил первую премию. Спустя некоторое время молодой певец завоевывает первые места на международных конкурсах, проходивших в Дрездене, польском Сопоте, на «Братиславской лире» (Чехословакия). Успех был просто ошеломительный, как на Родине, так и за рубежом. Следом — многочисленные гастроли, первые пластинки, съемки в музыкальном фильме «Небесные ласточки» и горячая любовь поклонниц, которые просто заваливали его письмами со всех уголков необъятного Советского Союза.

С тех пор много воды утекло, наступило другое время со своими кумирами. Но это ведь только в сказках человеческое сердце леденеет, а память стирается. Отзвуки той былой популярности Сергея Захарова до сих пор живы. Публика его помнит и любит. Народный артист России недавно побывал в Мурманске по приглашению областной филармонии. Заполярным слушателям он представил программу «И вальс, и песня, и романс...» В зале не было ни одного свободного места. Концерт прошел в приподнятой, праздничной атмосфере, после каждого музыкального номера звучали бурные овации.

За несколько часов до выступления Сергей Георгиевич пришел на встречу с мурманской прессой, рассказал о себе. Он, конечно, уже не тот юноша, что в семидесятых околдовал телезрительниц, однако до сих пор внешне весьма эффектен: очень высокий, загорелый, статный. Фотографы не сводили с певца объективы.

В первую очередь журналисты поинтересовались, бывал ли он прежде в наших краях. Ответ для большинства оказался неожиданным:

— Регулярно езжу в Мурманск, вот уже тридцать лет подряд, — произнес мягким баритоном артист. — Но в основном выступаю на корпоративных заказных концертах, не для широкой публики. Время сейчас такое... Но сегодня будет именно та публика, которая желанна. И мы с концертмейстером Александром Каганом постараемся сделать так, чтобы встреча со слушателями была приятной. Опера, русский романс, немножко ретро — все эти жанры прозвучат в концерте. Кстати, на открытой площадке с мурманчанами мы не встречались лет двадцать.

— Как сегодня складывается ваша творческая жизнь?

— Слава Богу, не жалуемся. Выпускаю два-три аудиодиска в год, еще парочку DVD. Это и записи с концертов, и мои рассказы о Петербурге, и о том, как я живу. У каждого артиста своя публика. Моей публике это интересно. Даю двадцать концертов в год, по России и за рубежом. Из этого количества — десять «сольников». Вот недавно выступал в Арабских Эмиратах. Кстати, наше российское телевидение снимало мое выступление. За рубежом на мои концерты приходят эмигранты, а также иностранцы — студенты вузов, которые специализируются на славянской филологии. Они хотят послушать романсы Чайковского, Рахманинова. Что отличает их от наших слушателей, которым подавай непременно «Яблони в цвету» Мартынова, — здесь Захаров усмехнулся. — Нередко работаем с Каганом в ночных клубах, моя программа идет около часа. А потом сцену занимают всякие различные «блестящие», «стучащие» и «звонящие». Под их музыку уже можно и пить, и есть, и танцевать.

— Как вам наш климат?

— Этим меня не удивишь. Я же из Петербурга, а наш город вашему десять очков вперед даст по капризам погоды. Я к вам прилетел, а мне жена тут же звонит и сообщает, что в Питере десять сантиметров снега выпало. А в Мурманске — солнце. Вообще, в моем городе очень трудно петь. Еще Пласидо Доминго говорил, что? если ты смог научиться петь в Петербурге, ты будешь петь везде. У нас близость Маркизовой лужи, то есть Финского залива, сильно влияет на погоду. И потом, Петербург весь построен «на костях». Аура там не самая лучшая...

— Вы кому-нибудь передаете свое искусство? Есть ли у вас ученики?

— Бог с вами, — отмахнулся Сергей Георгиевич, — учеников у меня нет. Я считаю, что массовое обучение — это глупость несусветная. Если у человека есть непреодолимое желание чем-нибудь заниматься в жизни, то он все равно пробьется, несмотря на отсутствие учителей.

— А ваш жизненный путь складывался именно так?

— Нет, меня судьба сводила с прекрасными людьми, которые имели значение в моем становлении как артиста. Но об этом много написано статей и книг. Хочу подчеркнуть, что больше всего меня учит жизнь. Я не трачу время на бесполезные встречи, то есть на те, которые ничего не дают моей личности. Тусовочные игры не для меня.

— Как вы оцениваете понятие престижа?

— Для меня он не является основным в жизни. Человеку ведь на самом деле мало надо. Я отъездился на дорогих машинах, пожил в дорогих квартирах... Престиж — понятие ложное. Химера, надиктованная продавцом, который навязывает свой товар. В итоге получается: все престижно, что вам не нужно. Для меня престижем является привилегия встретиться с теми людьми, которые хотят услышать мою точку зрения на то или иное явление.

— Как вы отдыхаете?

— У меня масса увлечений. Одно из них — подводный мир. Я аквариумист. Большой любитель этого дела. У меня дома — три тонны воды. В разных аквариумах живут рыбы, животные, растения. Я сам, наверное, в прошлой жизни, был водным обитателем, какой-нибудь инфузорией. Кроме этого, не пропускаю новинок из области литературы, кино, много хожу в театр. Совершенно поражен новой кинопостановкой «Доктора Живаго». Удивительно точное попадание в нашу судьбу. С удовольствием перечитываю классиков. Время на бульварное чтиво терять не хочется. А вообще как такового отпуска у меня нет. Есть небольшой перерыв в работе. Тогда еду куда-нибудь на дикий пустынный пляж, например в Таиланд или на Мальдивы, чтобы разгрузить психику. Наслышан о красоте норвежских фьордов. Этим летом планирую их повидать, отправлюсь в круиз.

Напоследок Сергей Георгиевич поделился мнением о нынешней эстраде:

— «Живое» исполнение сегодня редкость. Наш доверчивый народ платит за «фанеру». Я из того поколения, которое жило в другую эпоху, теперь уже несуществующую. И продолжателей, на мой взгляд, у нас быть не может, потому что мы воспитаны на других ценностях. Мой жанр умирающий. Он исчезнет, как древняя цивилизация, когда-то блиставшая над всеми.

Ольга ФЕОФАНОВА

Презентация новой книги о Рахманинове

27.11.2015
В конце прошлого месяца в концертном зале государственной российской библиотеки прошла презентация новой книги Людмилы Ковалевой (Огородновой). Работа называется «Рахманинов. Биография». Книгу напечатало издательство в Санкт-Петербурге «Вита Нова». Сама автор презентовала книгу и подарила ее библиотеке.

Как по-новому прочли «Три Мушкетера»

25.11.2015
В МХТ имени Чехова была представлена новая работа режиссера-экспериментатора Константина Боголова.

В Уфе вспоминали хиты Дунаевского

23.11.2015
Недавно в Уфе прошел гала-концерт, который организован проектом «Максим Дунаевский». Напомним, что данный проект существует уже более восьми лет. В этом году страна празднует 115-летие со дня рождения Исаака Дунаевского, а также 70-летие Максима Дунаевского. Известный композитор и автор популярных песен Максим Дунаевский сам исполнял произведения. Он играл и представлял публике своих близких друзей. Это молодые, но уже известные музыканты.